Книги

название: все  а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я

Вадим  Калинин
КИЛОГРАММ ВЗРЫВЧАТКИ И ВАГОН КОКАИНА

Читать Калинина ужасно смешно - и не только из-за гротескной ломки стереотипов, но и из-за того, что он как-то удивительно мягко и гибко остроумен, остроумен неожиданным способом, - как хороший импровизатор, никогда не "говорящий шутку", но произносящий любой монолог с единственно возможной интонацией, не требующей расставления акцентов при помощи слова "лопата".

Линор Горалик, "Русский Журнал"

Сплошной секс, разврат, голые одноногие плотники, висящие вниз головой китаянки и глумление над святынями.

Книжное обозрение

- отрывок из книги
издание распродано

Кэти  Акер
КИСКА – КОРОЛЬ ПИРАТОВ

"Киска" - последняя книга Кэти Акер (1947-1997). В своих романах-коллажах Акер объединяла элементы чужих текстов, словно собирая в единый фолиант разрозненные листы, оставшиеся от сгоревшей библиотеки. В "Киске" соединились "Остров сокровищ" Стивенсона, письма Антонена Арто и эротический шедевр Полин Реаж "История О".

- отрывок из книги
издание распродано

Аркадий  Драгомощенко
КИТАЙСКОЕ СОЛНЦЕ

Очередная "прозаическая" книга Аркадия Драгомощенко "Китайское солнце" (прежде были "Ксении" и "Фосфор") - могла бы назваться романом-эссе: наличие персонажей, служащих повествованию своеобразным отвердителем, ему это разрешает. Чем разрешается повествование? И правомерно ли так ставить вопрос, когда речь идет о принципиально бесфабульной структуре (?): текст ветвится и множится, делясь и сливаясь, словно ртуть, производя очередных персонажей (Витгенштейн, Лао Цзы, "Диких", он же "Турецкий", "отец Лоб", некто "Драгомощенко", она...) и всякий раз обретая себя в диалогически-монологическом зазеркалье; о чем ни повествуя (и прежде всего, по Пастернаку, о своем создавании), текст остается "визиткой" самого создателя, как арабская вязь. Но мнится временами, что он (вот-вот!) выходит из-под контроля этого последнего, словно какой франкенштейн...

Санджар Янышев, "Знамя"

- отрывок из книги
издание распродано

Эльфрида  Елинек
КЛАРА Ш.

Простым реалистическим способом повествования точности не добьешься. Поэтому я работаю с языковыми и образными клише, я вынуждаю язык обнаружить свой ложный идеологический характер, подвергаю язык порке, чтобы он, вопреки своему желанию, говорил правду. Эльфрида Елинек

Илья  Масодов
КЛЮЧ ОТ БЕЗДНЫ

Через сутки мертвая школьница Люба станет Хозяйкой мертвых, начнет войну против живых, ходящих под Мертвым Богом, и через тернии — к звездам, к Юрию Гагарину, единственному из людей, которому удалось вырваться из мертвого мира и похоронить Мертвого Бога, к полной победе смерти жизни над жизнью смерти.

издание распродано
Все права принадлежат издательству Kolonna publications © 2005