Оглавление | Архив | Книги | В печати | О журнале | Персонажи | Проекты

Издается с 1985 года.       Редактор Дмитрий Волчек. № 8

Лев РУБИНШТЕЙН
С ЧЕТВЕРГА НА ПЯТНИЦУ

1.

Всю ночь мне снились 
пограничные области бытия. 
Проснувшись, я сумел 
вспомнить только что-то 
между водою и сушей, 
молчанием и речью, сном и 
пробуждением и успел 
подумать: "Вот она, эстетика 
неопределенности. Вот и 
снова она..."

2.
	
Мне приснилось, что будто 
бы тот, кого, казалось, и 
след-то давно простыл, 
вдруг появился и посмотрел 
так хорошо, так внимательно, 
что проснулся я с сильно 
бьющимся сердцем...

3. 

Мне приснилось, что надо бы 
встать и посмотреть, спит 
или не спит. Проснувшись, я 
долго не мог вспомнить, о 
ком это шла речь. Потом 
вспомнил...

4.

Мне приснилось, что надо бы 
замкнуться до поры до 
времени, а там, мол, видно 
будет. Проснувшись, я 
подумал: "Ну не знаю, не 
знаю..."

5.

Мне приснилось, будто бы 
радость поистине не ведает 
границ. Проснувшись, я 
подумал: "Да уж, конечно..."

6.

Мне приснилось, что лишь 
четырежды в жизни 
представляется настоящая 
возможность. Проснувшись, 
я подумал, что что-то в этом 
безусловно есть...

7.

Снилось мне, будто бы самое 
главное - это найти 
наиболее адекватную форму 
сочувствия друг другу. Потом 
я проснулся.

8.

Мне снилось, будто бы идея
чистого листа есть короткое
замыкание любого
последовательного 
эстетического опыта. Потом я 
проснулся...

9.

Мне снилось, что будто бы 
можно исходить из того, что 
наше самоощущение - это 
самоощущение самими 
собою созданных 
персонажей, фигурирующих 
в свойственных им времени 
и пространстве. И что 
исходная точка такого 
самоощущения нас, 
собственно, и сближает. 
Потом я проснулся...

10.

Мне приснились целых два 
аргумента в мою пользу, но я 
их, разумеется, не 
вспомнил...

11.

Приснился мне и третий 
аргумент. Но и он остался 
там, во сне...

12. 

Мне приснилось 
долгожданное появление 
героя. Вид его зачастую 
сумрачен, но несомненна 
также и постоянная 
готовность к веселью. 
Весьма импонируют его 
открытые и напряженные 
отношения с реальностью.
Проснувшись, я подумал, что 
к этому нечего добавить... 


13.

Мне приснились редкие 
всполохи угасающих надежд. 
Они не светили, не грели, а 
лишь тихо дотлевали в 
безветренной глубине 
сознания.
Я успел привыкнуть к ним, 
усталый мозг уже почти не 
фиксировал их, при их 
появлении голова моя уже не 
вскидывалась, как раньше, 
ноздри не раздувались, 
пульс не учащался. Ничто, 
казалось, не могло нарушить 
моего унылого спокойствия. 
Ничто, казалось, не 
предвещало перемен...

14.

Мне приснились 
погруженные в глубокую 
задумчивость деревья 
старинного парка. По его 
тенистой аллее навстречу 
мне двигалась одинокая 
фигура. Я еще издали 
заметил ее и почти сразу 
догадался, кто это. Да и вы, 
наверное, догадались...

15.

Мне приснилось, что они 
были там явно не одни. Кто-
то крался в ночи бесшумно, 
как вор. "Тише, - одними 
губами произнес Генрих, - 
вы ничего не слышите?" Оба 
прислушались. Вновь 
наступила тишина. И вдруг 
точно молния прорезала 
темноту...

16.
	
Мне приснились скрипучие 
половицы и лысеющие 
ковры маленького пансиона 
на берегу Боденского озера. 
Погода в эти дни была 
дождливая, неприятная. 
Хозяйкой пансиона была 
добродушная рыхловатая 
женщина лет пятидесяти. За 
стол обычно садилось 
человек десять-двенадцать 
гостей. Все были разных 
национальностей, привычек, 
интересов. Говорить было 
решительно не о чем, обед 
был пресным. Скука и 
уныние царили за столом.
Впрочем, один из гостей 
развлек мое внимание. Это 
был молодой, болезненного 
вида итальянец, все время 
молчавший и лишь изредка 
бросавший странные, какие-
то неопределенные взгляды, 
как будто что-то, никому 
кроме него не заметное, на 
мгновение выводило его из 
привычного оцепенения...

17.

Мне приснилось серое 
массивное здание 
пароходства. Оно 
находилось в двух шагах от 
моей тогдашней квартиры. И 
окна мои выходили на ту же 
унылую площадь. И мимо 
моих окон каждое утро и 
каждый вечер шествовала 
безликая вереница 
служащих. Мог ли я 
предположить тогда...

18.

Приснилось мне 
беспричинно счастливое 
лицо Колюньки и 
сосредоточенные лица 
родных, и нетерпеливое лицо 
водителя, и все прочие - 
родные, знакомые, едва 
знакомые, да и вовсе не 
знакомые лица. Все они 
расплываются в 
затуманенном сознании 
Константина, сливаются в 
одно стремительно 
вращающееся пятно, и он, как 
подкошенный, падает на 
влажный асфальт пустого 
утреннего перрона...

19.

Мне приснилось, будто бы 
ситуация была такова, что 
если бы и возник вдруг среди 
невнятного гула чистый и 
трепетный голос, то и он 
затерялся бы в этом 
скрежете. А те, кто и 
расслышали бы его, лишь 
переглянулись бы, покивали 
бы умными головами, и 
пожалуй, этим бы все и 
закончилось, если бы:

20.

Мне приснилось, что нам 
всем жить приходится на 
ощупь: здесь лазейка, тут 
забор, там стена добротной 
кладки... И проходит наша 
жизнь - от решенья до 
сомненья, от кивка до 
междометья, от мечты до 
маеты...


21.
 
Снилось, будто свет погас 
где-то там, посередине. И уже 
не слышен глас вопиющего в 
пустыне. И развеялось тепло 
- не вернуть его обратно. 
Только взгляд стекла в 
стекло - мимолетный и 
невнятный...

22.

Мне приснился едкий дым и с 
себя посмертный слепок... 
Что на память раздадим? Что 
захватим напоследок? Не 
дается благодать - вот и 
ходим непопарно. Это так 
элементарно, что не стоит 
объяснять...

23.

Мне приснилось, что в ночи 
сердце вынуто из ножен. Что 
мы знаем? Что мы можем? 
Тот, кто знает, пусть молчит...

24.

Мне приснилась неба 
пустота. В ней с тобой мы 
потерялись оба. Ты сказала:
"Ласточка вон та будет 
помнить нас теперь до 
гроба"...

25.

Мне снилось, будто б мы 
простимся на мосту... Устали 
- отдохнем... Природа 
неспроста ведь... 
Восторженный прием нам 
обеспечен вряд ли... И мы с 
тобой вдвоем предположить 
не можем, что будет через 
день, а то и через два... 
Последнее свиданье... 
Простимся на мосту...

26.

Мне снилось, что в земле 
сырой лежал он сам не свой. 
И длинным пламенем свеча 
горела сгоряча.

27.

Мне снилось, будто бы в 
песок он навсегда прилег. 
Кому понять, как не ему, 
земную кутерьму? И то, что 
все не так, как есть... И что 
невнятна весть... И вот 
витает над землей товарищ 
дорогой... Пойдем и мы туда, 
куда не хочет течь вода. Где 
осыпаются мозги, где визги и 
ни зги... Пойдем и мы - пора, 
пора нам с этого двора. 
Предполагали жить себе, а 
вот тебе и на...


28.

Мне приснился под утро 
увитый снегами балкон, чем-
то красным залитый, убитый 
клыками загривок моего 
жеребца, угасанье 
светящихся рыбок вместо 
мстительных взоров 
несущихся к лесу волков. 
Услыхал у плеча отлетающий 
выкрик ружья, сумасшедший 
смешок вместо визга 
упавшего зверя... 
Издыхающий конь, белый 
пар из распахнутой двери, 
продолженье метели, 
заросшая снегом лыжня...


29.

Приснилось мне, что мой 
корабль ко дну уходит чуть 
дыша, а я в бушующем 
просторе молитву чудную 
творю...

30.

Мне снилась пара пустяков - 
оцепененье и терпенье. Пока 
ж упрячем клювы в перья на 
перекрестке сквозняков. Мы 
знаем цену и тому, и этому 
мы знаем цену. Но на кого 
оставить сцену, приемля 
посох и суму? И как идти в 
таком тумане не час, не день, 
а тыщу лет - с пудовой 
фигою в кармане, с 
холодным ветром тет-а-тет?

31.

Мне снилось, будто бы они - 
мои оставшиеся дни - бегут, 
маячат впереди, меня 
оставив позади. Шести 
прозрачных трепет крыл мне 
многое во мне открыл, и я 
проснулся...


32.

Мне снилось, будто бы 
он здесь, сидит на 
краешке постели. Но 
ясно, что на самом деле 
он здесь и все-таки не 
здесь. Кому и знать, как 
не ему, что все уже не 
так, как прежде, что нет 
прибежища надежде и 
непредвзятому уму. 
Шести прозрачных 
трепет крыл мне многое 
во мне открыл, и я 
проснулся...

33.

Мне приснился поутру в 
золоченой раме 
полудемон-полутруп с 
многими глазами. Он 
сказал: "Не стоит ждать 
- не случится чуда. 
Если есть, куда бежать, 
сматывай отсюда". Он 
сказал: "Пойдем со 
мной, покажу дорогу". И 
с тяжелой головой я 
проснулся...

34. 
                                   
Мне снилось 
равновесие бумаги и 
память, отходящая ко 
сну. Под аккомпанемент 
текущей влаги я 
прозевал еще одну 
весну. На языке 
вертелось и щипало 
определенье смысла 
бытия. Но длинный луч 
упал на одеяло и я 
проснулся...

35.

Мне снилось, будто б 
сон
приносит облегченье, но 
что-то и уносит 
навсегда. И я 
проснулся...

36.

Мне приснилось 
выражение 
"закавыченная муза". 
Проснувшись, я долго 
лежал с открытыми 
глазами...


37.

Мне приснилось, будто бы 
пересказывать сны, которых не 
помнишь - тоже занятие. 
Проснувшись, я подумал: "А 
что?"


38. 

Мне приснилось, что не все ли 
равно, кто от какой луковицы 
плачет. Проснувшись, я 
подумал, что, действительно, не 
все ли равно...

39. 

Мне приснилось, что если 
сказано "сегодня четверг" в 
четверг, то это и значит, что 
сегодня четверг. Если же 
сказано "сегодня четверг" в 
пятницу, то это уже либо ложь, 
либо заблуждение, либо еще 
что-нибудь...
Проснувшись, я подумал, 
что, действительно, важно ведь 
не только то, что сказано, но и 
то, когда...

40.

Приснилось мне, что как будто 
бы сидим мы тут и делаем то же 
самое, что и сейчас. 
Проснувшись, я подумал, что 
ничего такого уж необычайного 
в этом нет:

41.

Приснилось мне неисчислимое 
множество иных возможностей 
и вариантов.
	Проснувшись, я долго 
пытался вспомнить хоть что-
нибудь:

42.

Уже на грани сна и пробуждения 
приснилось мне, что то, что 
есть, то и есть.
Проснувшись, я подумал: "Ну и 
правильно:"

1985