Оглавление | Архив | Книги | В печати | О журнале | Персонажи | Проекты

Издается с 1985 года.       Редактор Дмитрий Волчек. № 4

Владимир ЭРЛЬ
ТРИ РАССКАЗА

Владимир Ибрагимович Эрль родился в мае 1947 г. в Ленинграде. Пишет стихи и прозу с 1963 г.; первая публикация - 1965 г. В 1966-1969 гг. - Хеленукт (стихотворения, драмагедии, рассказы, статьи). С 1979 г. - постоянный автор журнала "Транспонанс" (стихотворения, заметки, публикации). Автор книг "Кнега Кинга" (1966), "В поисках за утраченным Хейфом" (1976); большинство сочинений вошло в "Собрание произведений" (тт. 1-2, 1964-1081, - рукопись). Ряд редакторских и текстологических работ (частично опубликованы). Некоторые сочинения подписаны В.Р., В.Ф. и т.п. Остальные рассказы 60-х годов см. в журналах "Обводный канал" (№6) и "Транспонанс" (№22).

ГИБЕЛЬ СЛИВОЧНОГО МОРОЖЕНОГО

Николай был добрым человеком и, когда ему сказали об этом, был очень удивлен, что, впрочем, не помешало ему через некоторое время задуматься над недавно услышанной новостью.

"Что мне теперь делать? - подумал он. - Я, по-моему, совершенно невхож в разряд добрых людей... По крайней мере, - прибавил он тут же, - я не знал об этом, хотя, конечно, и могу, наверное, быть добрым..."

(Заметим кстати, что человек, первым сообщивший Николаю о его доброте, был достоин всяческого уважения, и честность его была примером для всех, знавших его близко).

"Итак, - продолжал Николай свои размышления, - итак, я добр. Как мне теперь быть?.. Принять все это за шутку или смириться и стараться отныне не уронить себя в глазах П.?" (Так звали человека, который, как мы уже говорили выше, недавно беседовал с Николаем и обронил вскользь: "доброта, мол, твоя... конечно...").

Николай не знал, как поступить, и, добрых два часа промучившись над занимавшей его проблемой, устал, наконец, и шел в настоящий момент по широкой и пыльной улице с низко опущенной - то ли от стыда, то ли от усталости - головой.

Внимание его привлекло нечто белое, резко выделявшееся среди серого асфальта. Лежащее на земле, оно было на вид каким-то липким и, очевидно, происходило из съестного. Сначала Николай хотел забыть о нем, как он забывал оо всем, с ним происходящим, - дурном ли, злом - все равно, - и пройти дельше, но брезгливость, внезапно охватившая его, заставила вздрогнуть и отвернуться. Та же брезгливость, еще более в нем усилившаяся после резкого поворота головы, заставила его, чуть ли не задохнувшегося от резкого и громкого сердцебиения, медленно повернуть голову назад и замедлить шаги. Описав полукруг, Николай, наконец, встретился глазами с отвратительным белым пятном... Чьи-то стройные ноги, - правда, не в меру длинные, но все же приятные глазу, - ноги, обутые в изящные черные туфли, спеша наступили в сердцевину этого пятна и, оставив в нем маленькую треугольную ямку своим высоким, - пожалуй, слишком высоким - каблуком, исчезли вдали.

Теперь оставалось довольно много времени на спокойное созерцание. Николай нагнулся даже и понял наконец, что видимое им - не более, чем выроненное из чьих-то рук мороженое... "Да, это так, - прибавил про себя Николай. - Вот теперь я вижу... Да, да, правильно... Вот и вафля... И еще один кусок невдалеке..."

Да, это мороженое лежало перед ним - жалкое, полурастоптанное, несчастное! Мимо сновали бесконечные пары ног, а оно, подтаивающее, бедное, несчастное мороженое, лежало здесь, здесь лежало оно, и никто не думал, что все! кончено! его нет!..

Николай резко выпрямился и ушел, закрыв лицо руками, а слезы подступали и подступали к его глазам, и не было им места в этом жестоком, безжалостном мире!..

Июль 1966

БИКАРБОНАТ РИМСКИЙ

Цезарь привстал на стременах и оглядел равнину. Все было тихо.

Драгуны пели, гренадеры танцевали, уланы целовали красоток, а часовые скакали во весь опор туда и сюда.

"Ищи ветра в поле!" - сказал Цезарь и поехал в ставку. Черчиль раскуривал уже вторую сигару.

Пороли Пугачева, а Разин вешал бояр и требовал немедленно доставить в Освенцим Екатерину Вторую.

Все было тихо.

По лубочным картинкам, задрав хвосты, проносились коты в сапогах, а стреляные воробьи медленно окружали со всех сторон прищурившего глаз охотника.

А.Д.Скалдин написал на чистом листе бумаги: "Письма Александра Блока ко мне".

Хеленукты гуськом шли мимо Радиокомитета.

Все было тихо.

Вьюга заметала следы проносившихся по морозной ночной равнине коней.

Уоллес Бири падал на пол, выхватывая из-за пояса кольт.

Кот Епифан Великолепный явился во сне своему четвероногому сорату Фоме.

Великая Хартия Вольностей еще не была написана, Кампанелла еще разгуливал на свободе, а научная женщина Гипатия чертила на песке формулы приведения.

Все было тихо.

И только Цезарь, привставая на стременах, смотрел вперед - на север. Там его ждала победа. Там катила свои воды река Рубикон.

Декабрь 1967

АВГУСТ 1914-го

Литературный сценарий

сергей всеволодович кряхтя и охая приподнялся и медленно двинулся к появившейся невдалеке суповой миске. запах играл здесь свою роль. первый шаг его был удачен но еще многое было неясно. смеркалось. присев на лошадь василий всеволодович двинулся наперерез валерию. катулл попятился и споткнулся. наступило гнусное молчание. кем быть? кем быть? мучительно говорил подросток семен. сверкнув лопастью в бледном свете зашедшего солнца валерий николаевич нахмурился давая понять всем остальным что валериан всеволодович допустил непростительную глупость и немедленно заговорил поминутно поглядывая на большие карманные часы. все внимательно и осторожно слушали только катулл не оставлял своих попыток усмехнуться и подтолкнуть семена плечом. лошадь насупилась и лежала в углу тихо куковали птицы и медленно падал с буфета горный орел иван всеволодович. сергей всеволодович защищая спину большим кругом полтавской колбасы занес киянку над суповой миской. еще немного и все будет кончено! пронеслось в его мозгу. раздался удар и густой перловый суп медленно пополз к двери, вздыбился подросток семен и цепляясь сильными руками за уши сшиб сергея всеволодовича с ног. игорь валеривнович вытащил из-за пазухи большого рыжего кота и стал кормить его грудью. однако кот грудь не брал и тоскливо смотрел на суповую лужу. прыжок. и вот уже кот вырвавшись из рук игоря вениаминовича уселся орлом над пролитым супом. комнату оросил звонкий аромат. унтер-офицер валерий всеволодович надел портупею и утершись рукавом отправился во свояси. каждый вторник он орал там вытягивая слюни по швам.

Март 1968

Соавтор: Дм.М.