В НЕЖНОМ МАРЕВЕ

Распродано



Возмутительный жест Шиша Брянского хорошо продуман; сам псевдоним говорит об этом. "Шиш Брянский" – одна из ипостасей "Русского Бога", грязного, косматого ерника и озорника из лесной чащобы. Он – отец знаменитого советского "тамбовского волка". По Далю, "шиш" – и "островерхая дуля", и "кукиш", "фиг", "дуля", "ничто", "шатун", "бродяга", "шеромыга", "вор", "нечистый", "сатана", "бес", "злой кикимора", "праздный шалопай". Кажется, тебе понятно теперь, Петя, с каким "концептом" мы имеем дело? Да, вот еще: "хмельные шиши" – "опойная горячка". Вот он, вот он, Русский Бог!

Кирилл Кобрин, "Письма о русской поэзии"

Его стихи – назвать их лирикой не поворачивается язык – извергаются непосредственно из чрева, голова в этом процессе никак не участвует... Откуда в душе трепетного юноши накипело столько вязкой, грубой и матерной страсти-ненависти – предположить невозможно. Лучше об этом даже и не думать – страшно становится.

Галина Юзефович, "Еженедельный журнал"

Шиш брутален, нагл, шумен и ведет себя неподобающим образом. С ним стыдно ходить в гости... Самомнение, нарциссизм, граничащий с безумием, в то же время – простодушие, абсолютное и открытое. Наивность, перерастающая, как у Швейка, в прекрасный идиотизм.

Евгений Лесин, ExLibris НГ

Один из величайших и прелестнейших хулиганов – наряду с таким проказником, как Пушкин... не превзойденный никем из современников лирический поэт... В своих философских текстах он открывает глубинные законы бытия, которые не снились Гераклиту, а по экспрессии превосходит Ницше...

Елена Костылева, "Газета"

Шиш Брянский – темный язычник, мрачный антисемит, часто косноязычный матерщинник, поперхнувшийся твердыми знаками. В общем, окончательно спятивший Передонов из "Мелкого беса" Федора Сологуба, нечаянно поймавший неуловимую Недотыкомку

polit.ru

Рецензия Игоря Вишневецкого в журнале "Новая Русская Книга"

Рецензия Н. Работнова в журнале "Знамя"