ХЕРЦБРУДЕР

Распродано



Девушке Ольге все время казалось, что она чем-то запачкана. Поэтому она то и дело мылась и дважды в день стирала свою одежду, в том числе верхнюю. В начале 90-ых вступила в религиозную секту и требовала у редактора «Митиного журнала» Дмитрия Волчека, «чтобы ее рукописи были возвращены ей или уничтожены». В 1995, 32 лет, погибла в автокатастрофе. Оправдывая нынешнее издание сборника, Волчек ссылается на прецедент Кафки и Макса Брода. На Кафку рассказы Комаровой действительно похожи, но не стилистически. Просто и в том и в другом случае текст - телесная грязь, выделения потовых и сальных желез, смешанные с микрочастицами. отслоившимися от окружающей среды. Талантливо соскребенная с талантливой кожи талантливыми ногтями. Сбившаяся под этими ногтями в мазки валики. Вычищенная перышком и размазанная по бумаге».

Борис Кузьминский, «Ом»

Героини Ольги Комаровой - не от мира сего, немножко юродивые, будь то сиротка, которая хочет стать женой царя, или Маша, «специалист по вынашиванию недоносков», или Раав Блудница, или художница: Они все страшно уязвимы, их видимая неполноценность имеет природу классическую: бытие слишком вторично, слишком зависимо от внутреннего мира, реальность видится не такой, как она видится всем остальным: внутреннее зрение преображает мир. Самый наглядный пример - обожествление толстой, некрасивой и неумной Наны (рассказ «Грузия»): «Первая среди придурков - аристократка, волшебница, любимое уродище, счастье ваше, кусок живого несвежего мяса: «И наоборот: «законные» объекты поклонения могут стать отвратительными: «А вчера в церкви старуха какая-то вытирала полотенцем стекло, которое все целовали, потому что этим стеклом была прикрыта икона Владимирской. Тряпка у неё была сухая, ничего не вытиралось, только размазывалось, вся икона стала мутной, потому что эта бабка натирала стекло жирными слюнями прихожан».(«Комаровство»).

Квинтэссенция образов Ольги Комаровой - конечно, в «Херцбрудере». Героиня - дитя, подросток и одновременно - женщина. Отсутствие у неё ног скорее символично, чем материально. Реальная жизнь - ПШИК, как определил её Херцбрудер. «Единственное достойное занятие для женщины - любить Херц-брудера». Брат сердца - тоже квинтэссенция, вбирающая в себя все любовные мотивы книги, ибо т а к а я героиня (все героини Ольги Комаровой) может любить только Херцбрудера.

Волга