ДОМИК В БУА-КОЛОМБ

Распродано



Маруся Климова, переводившая произведения Селина и Ж. Жене, успешно развивает их традиции на русской почве в своих автобиографических романах. В них нет ни одного вымышленного персонажа, ни одного положительного героя — все подонки и сумасшедшие, но каждый — по-своему. Автор не дает никаких оценок их поступкам: нордическое спокойствие и отрешенность составляют основу ее стиля. Тем не менее, "Голубая кровь" дает картину явного разложения советского общества, ленинградцев в конце 80-х годов. Это разложение породило выход на поверхность жизни политической клиники — правого жидоедства и либерального диссидентства (которые до сих пор поганят своим существованием наш город), о чем тоже пишет Маруся Климова. "Домик в Буа-Коломб" — о другом, о ебанутом французе- владельце дома в предместье Парижа и ебанутых русских, которые там живут. Но выбранная автором "нечеловеческая точка зрения" беспощадна и по отношению к ним. "Человек есть нечто, что следует преодолеть!""

"Лимонка"

"Честная работа не только не зазорна, но сулит доход" — этот тезис справедлив даже в наше неверное время, что подтвердила Маруся Климова. Ее роман "Домик в Буа-Коломб", изданный "Митиным журналом", получил Рокфеллеровскую премию, которой, по слухам, хватит, чтобы спокойно написать еще пару романов. Сюжет пушкинского "Домика в Коломне", напомню, сводится к тому, что молодой человек выдает себя за кухарку с целью с кем-то там пожить половой жизнью. В "Буа-Коломб" тоже полно странных мужчин и женщин, которые выдают себя бог знает за кого и живут, живут, живут..."

"Вечерний Петербург"

"Сенсационно прозвучало выступление лидера "Новой академии изящных искусств" Тимура Новикова, вручившего от имени главы совета директоров-попечителей Рокфеллеровского фонда сэра Д. Пинчера Марусе Климовой Рокфеллеровскую премию "За создание образа русского интеллигента с человеческим лицом".

"Метро"