ДИКИЕ МАЛЬЧИКИ

Распродано



Роман, перев. М. Залка и Д. Волчека, 300 стр., ISBN 5-94128-001-7

Юные демоны, управляющие силами Эроса и Танатоса, готовы к сражению с машиной полицейского контроля.

"Дикие мальчики" — первый роман футуристической трилогии Уильяма Берроуза о торжестве анархии, гедонизма и сексуальной свободы.

Наверное, это роман о любви. Дикие мальчики, отвлекаясь лишь на наркотики и насилие, любят таких же диких мальчиков. Наверное, это антиутопия. Написан роман в 1969-м. Действие, если и происходит, то в 1988-м. Полицейский тоталитаризм под предлогом борьбы с наркотиками. Воры, бандиты, извращенцы, преступники, гомики, мерзавцы, наркоманы, бомжи, алкоголики, ничего святого, ничего человеческого. Все это, разумеется, стихами, с дикой пунктуацией и грубой матерной бранью, разноцветно, зримо, осязаемо. Из уст в уста, от паха к паху, от страницы к странице. Постоянные повторы. Замедленные съемки. Крупный план. Партизанские войны голых молодых наркоманов. Войны против всех и ни за кого. "Уничтожить с крайним пристрастием". Мальчики, которые опасней водородной бомбы. Дикие мальчики в глазах. Дикие мальчики победят. Дикие мальчики улыбаются. Пип-шоу должно продолжаться.

Евгений Лесин, "Книжное обозрение"

Роман Берроуза называется "Дикие мальчики". Подзаголовок — "Книга мертвых". Как и многие его сочинения, она - коллаж разностильно написанных кусков, среди которых попадаются страницы удивительной красоты и тонкости (трудно сказать, кого читателю больше благодарить за удовольствие - автора или переводчиков). Переходом от одного пассажа, от одного обрывка сюжета к другому руководит логика сновидения: внимание, несколько расслабленное длинными рядами перечислений (частенько и без знаков препинания) вдруг хватается за какое-то слово реплику во внезапно вспыхнувшем разговоре случайное упоминание и резко наводит фокус в котором уже иная история но как-то связанная с этой неожиданными линками да так что и не понимаешь в старой ты истории или в новой и при чем здесь Одри Фаджи Реджи и Сластосука и почему все так странно но отчетливо происходит...

Берроуз не очень любил американское общество, идею представительной демократии, необходимость продолжения рода. Его — благоприобретенной — Одессой (если опять вспомнить Багрицкого и прочий Юго-Запад) стал Танжер. Этот легендарный (на манер генримиллеровского Парижа) город был выстроен белыми колонизаторами будто специально для того, чтобы в нем резвились записные критики цивилизации белых, певцы смуглых мальчиков и этнических наркозов от болезненного картезианского рационализма. Поучительный урок.

Кирилл Кобрин, "Новый мир"

Не столь известный, как ранние работы "Джанки. Исповедь неисправимого наркомана" и "Голый завтрак", этот роман типичен для творчества Берроуза и по форме, и по содержанию. Нечитабельность, сбивчивость повествования, отсутствие на поверхности временных или логических связей, исчезающие знаки препинания, не прикрепленные ни к чему точки отсчета и географические координаты — все это не просто черты эстетики Берроуза, это есть форма изложения, а, точнее, ее отсутствие. Понимание языка, как смертельно опасного вируса, первопричины всей лжи и несправедливости на земле. Единственный способ противостоять злу — молчать. Берроуз намерено лишает свои тексты формы, в ее привычном понимании, оставляя содержание голым. В основе романа мысль в том виде, в котором она зарождается — в виде образа. Только из образов можно создать реальность, не обусловленную языком, а значит не похожую на нашу. Камера становится реальным повествователем, рассказчик исчезает — здесь он бессилен. Такое повествование теряет сюжет и логические связи, но приобретает силу эмоционального воздействия, динамику и невероятную кинематографичность. Берроуз отказывается от языка ради истины. Но нужна ли истина, если ее почти невозможно понять. Элементы реальной жизни: куски цивилизации и государств, социальные отношения, персонажи; безжалостно вырваны и помещены во вселенную, где законы реальной жизни не властны, в мир, в котором не существует границы между видением и реальностью, так как видение и есть реальность и наоборот. В тексте за редким исключением не встречается описание мыслей героев. Герои живут в мире из их собственных мыслей — психологизм вывернутый наизнанку. Берроуз говорил, что всю жизнь боролся со злом, обращая на него внимание, рассматривая темные пятна на своей душе. Это и составляет содержание "Диких мальчиков": больная человеческая цивилизация, пропущенная через измененное сознание, смешанная со страхами, видениями и фантазиями автора, и помещенная в новую вселенную без логики и времени; затем вселенная разрезана на кусочки и склеена заново. Берроуз пишет сюрреалистичный футуристичный мир, который существует... отчасти на обрывках Земли: Сент-Луис, Марракеш. В руках у диких мальчиков оружие от мачете до лазерных винтовок, они умеют заражать вирусами, в том числе и языковыми (вирус икания, чихания), заражают гепатитом, стреляя из пневматических винтовок с микроскопическим калибром. Дикие мальчики учатся атаковать молниеносно с душераздирающими боевыми криками. Против них выступают многотысячные армии. "Они опасней водородной бомбы". С течением времени некоторые группы диких мальчиков эволюционируют в самостоятельные подвиды: летающие мальчики, мальчики-змеи. Они учатся размножаться без женщин и знают где живут души умерших мальчиков. Умершие могут вернуться. Дикие мальчики используют загадочные устройства, созданные изгнанными из цивилизованного мира учеными.... Продолжать можно бесконечно. Роман "Дикие мальчики" появился в голове Уильяма Берроуза. Но какие переживания могут лежать в основе столь безудержной фантазии, LSD-25, мескалиновый опыт, пейот, аяхуаска? Что явилось первоначальным стимулом к писательству? Для большинства это любовь. Для Хемингуэя эти переживания связаны с войной, для Набокова с изгнанием. Берроуз начал писать после убийства своей жены. На вечеринке он отстрелил ей часть черепа, изображая Вильгельма Телля. Случайно.

Никита Вячеславич, "Новое время"